Новый закон о дачах вступит в силу с 1 января 2019 года: что изменится?

Новый закон о дачах вступит в силу с 1 января 2019 года: что изменится

Основным «нововведением» закона является упразднение понятия «дачное хозяйство»: его место отныне займут две других организационно-правовых формы – огородническое и садоводческое некоммерческое товарищество Федеральный закон «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», регулирующий возможность создания некоммерческих товариществ, вступит в силу 1 января 2019 года. Что изменится в связи с введением нового закона о дачах? Какая правовая форма дачных хозяйств? Регистрация в загородных домах - дачах.

Основным «нововведением» закона является упразднение понятия «дачное хозяйство»: его место отныне займут две других организационно-правовых формы – огородническое и садоводческое некоммерческое товарищество.

Как уточнили в Государственно-правовом управлении, документом устанавливаются правовые основы регулирования отношений, возникающих в связи с ведением гражданами соответствующей деятельности.

Зачем понадобился новый закон о садоводстве и огородничестве?

Прежде всего, новый закон призван систематизировать отношения участников различных самоорганизующихся сообществ — дачных, садово-огородных и огородных товариществ. Откуда в принципе взялись такие объединения? Дело в том, что загородные земли, на которых ныне располагаются различные кооперативы, ранее имели статус сельскохозяйственных земель и не подходили для индивидуального жилищного строительства.

Проблема возникла из-за того, что когда в 1992 году было введено право собственности, а в 1993-м разрешены сделки с землей, возник, в свою очередь, вопрос о статусе земли. У земельного участка появилась такая характеристика, как назначение: для индивидуального жилищного строительства, садовый, огородный или дачный. Но были также и категории земель, которые никто не отменял: земли населенных пунктов, земли сельского хозяйства, земли транспорта и т. д.

Из этого следует, что не было четкого понимания того, что именно может размещаться на земле определенной категории и с каким назначением, и часто возникали противоречия. Например, на землях промышленности целевым назначением могло быть жилищное строительство или же размещались земли сельхозназначения. Таких случаев было довольно много, и долгое время этот вопрос несоответствия никем не решался.

Какие дачные и садоводческие кооперативы упраздняются?

С нового года перестанут существовать дачные и садоводческие кооперативы, которые в 99 процентов случаев располагались на землях сельхозназначения. В советское время действовал ряд ограничений по строительству на определенных типах участков: например, на садовом участке запрещалось возводить дом площадью более 50 кв. м.

Многие получали такие участки в собственность и возводили на них те строения, которые считали нужными, в 1990-е годы, когда в законодательстве было еще достаточно слабых мест. Когда нормы размылись, началась хаотичная стадия развития рынка, появилась и коррупционная составляющая.

Так, к примеру, не так давно были снесены многоквартирные дома, возведенные на участках индивидуального жилищного строительства: такое случалось, когда регистрационная палата не имела четкого понимания о том, что можно регистрировать на участке жилищного строительства в деревне, а что нельзя. Новый закон регулирует и такие моменты в том числе.

Теперь понятие дача новым законом ликвидируется. По сути, дачные кооперативы по своей структуре дублировались с садовыми товариществами. Если с огородническими товариществами все было понятно, то с дачными и садовыми нередко возникала путаница.

Под понятие огороды подпадает небольшой процент территорий, который выделялся для выращивания растений, а не для постоянного проживания. Как правило, под эти нужды определялись участки вдоль дорог, рек, на заливных лугах и даже под ЛЭП – в местах, где нельзя возводить капитальные строения в принципе.

И вот люди, видя и понимая, что земля находится в их собственности, начинали интерпретировать свои возможности по-своему. Отсюда – капитальные строения на огородных участках, а дальше – дворцы в садовых товариществах.

Такие случаи, понятно, отражают низкий уровень нашей правовой культуры. Законодательство позволяло в подобных ситуациях дома сносить, но так как отсутствие четких нормативов тянулось десятилетиями, возникла потребность упорядочить состояние кооперативов, привести их в соответствие с реальностью.

Вместо дачи – дом на садовом участке

Решение о новом порядке принималось постепенно. Сначала вопрос о статусе земель решался следующим образом: если на участке возведен жилой дом, то земля предназначена для индивидуального жилищного строительства. Но и здесь возникли нюансы. В то же время основная проблема заключалась не в огородных (там все-таки возможностей для вольных интерпретаций нормативов не так много), а в садовых и дачных товариществах.

Так почему в итоге было решено ликвидировать дачные кооперативы и само понятие дачи в законодательстве? Потому что все эти дачные места в 95 процентов случаев превратились в населенные пункты. Бывают, конечно, и более сложные случаи, когда разросшийся дачный кооператив не признавался жильем.

Как известно, в новых коттеджных поселках все эти затраты и обязанности ложатся на девелопера, задачу же по старым населенным пунктам делегировать никому нельзя. Поэтому власти, чтобы не брать на себя ответственность, сознательно затягивали и затрудняли решение о признании таких кооперативов объектами для постоянного проживания.

Теперь, с упразднением дач и появлением возможности для регистрации (прописки) во многих загородных домах отказывать жителям в признании их кооператива местом для постоянного проживания будет сложнее. Но из каких бюджетных средств обеспечить эту самую необходимую инфраструктуру – неясно.

Иными словами, в продолжение закона жители домов на участках под индивидуальное жилищное строительство, помимо обязанностей, налогового бремени и прописки, должны получить еще и права на пользование собственной расширенной инфраструктурой, а власти, в свою очередь, выделить определенный бюджет для ее создания.

Если учесть, что садовые товарищества различаются размерами: это могут быть как небольшие кооперативы на 300 участков, так и практически населенные пункты на тысячи домов. Для таких случаев требуется создание маршрутов общественного транспорта, новых дорог, нормального освещения – и теперь жители садовых товариществ будут вправе требовать этого от местной власти.

Откуда берутся средства на самоорганизацию?

Известно, что в любых кооперативах одной из основных проблем является организация работы правления и соблюдение механизма принятия решений. Что такое садовое некоммерческое товарищество (СНТ)? Это огороженная территория со своими сетями, дорогами, частными земельными участками и общественной территорией, принадлежащей товариществу.

Собственники СНТ платят взносы на его содержание, на собраниях сообща решают организационные вопросы, по мере возможностей вносят свою лепту в комфортную жизнь на территории товарищества – проводят субботники и т. д. Но это в идеале. На самом же деле, к сожалению, ношу тянут на себе только добросовестные плательщики (их большинство), а 30–40 процентов собственников обычно взносы не платят и в общественной жизни никак не участвуют.

По новому закону не платящий взносы в течение двух месяцев собственник исключается из кооператива, лишается права участвовать в общих собраниях, но обязан подчиняться решениям большинства, поскольку остается собственником своего дома и участка и пользователем общественных территорий. От чего на самом деле поможет избавиться новая норма – от «мертвых душ».

Если раньше членство в кооперативе прекращалось только по заявлению и по заявлению же нового собственника могло начинаться. Таким образом, имея право продать имущество без согласия других членов кооператива или товарищества, собственник его реализовывал, никого не уведомляя, но оставался членом кооператива на бумаге. Значит, его голос обязан был учитываться в общих решениях. Теперь его членство прекратится автоматически – после неуплаты взносов.

Избавляют ли новые нормы от проблемы системных неплательщиков? Скорее нет, чем да. Да, неплательщик лишается права принятия решений, но не лишается обязательств по общим взносам, размер и назначение которых теперь будут определяться без его участия и согласия. И это само по себе не вызовет у него желания исправиться – напротив, у него появится еще больше возможностей игнорировать мнение большинства и не оплачивать охрану, уборку, ремонт дорожного покрытия, мотивируя это отсутствием надобности для себя.

Не исключено, что проигнорирует он и целевые взносы – к примеру, на починку вышедших из строя коммуникаций. Несогласные могут обратиться в суд, но станет ли товарищество, чей бюджет формируется исключительно взносами участников, тратить и без того небольшие средства на судебные тяжбы? Вероятнее всего, нет. Выходит, вместо решения вопроса может возникнуть только никому не нужная конфронтация.

Помимо этого в новом законе четко определено, что членами товарищества могут являться исключительно физические лица. Это актуально для новых СНТ, где, к примеру, застройщик постепенно продает дома и участки, и если он как юридическое лицо еще владеет более 50 процентами домов, может принимать любые решения, касающиеся общих территорий и имущества, ни с кем не советуясь. От такой ситуации новый закон защитит частных собственников.

Собрания и управление садоводческим товариществом: что нового?

Что же касается вопроса об управлении и проведении собраний, то, по сути, для управления должны применяться все те же устаревшие схемы. Так, чтобы провести собрание собственников, правление обязано за месяц уведомить их заказным письмом с уведомлением или переданным лично в руки. Как оповестить собственников 300 домов, и будет ли этим заниматься председатель на добровольной основе? Чей бюджет оплатит рассылку писем?

Еще один очень важный вопрос – жалование членов правления и председателя. Этот вопрос вновь остается за СНТ: в каждом товариществе его члены сами должны решать, станут они выплачивать зарплату своему председателю или он должен работать на добровольных началах.

Теперь самостоятельно будет определяться и размер платы. Хотя в текущих условиях разумнее предложить людям достойную мотивацию к честному ведению хозяйственной деятельности в товариществе и установить определенную норму оплаты труда членов правления и руководства, определив ее в рамках, к примеру, процента от взносов.

В законе также сохраняется сложновыполнимая норма, закрепляющая необходимость принятия всех решений на собраниях, где присутствует не менее половины членов товарищества. Если на ежегодные собрания обеспечить 50- процентную явку более-менее реально, то решить вопросы в экстренных случаях практически невозможно – по закону СНТ не обязаны создавать резервный фонд средств для срочной ликвидации проблем, а за короткий срок собрать 150 собственников из 300 домов нереально.

Вполне возможно, что такую норму продолжат обходить: костяк товарищества будет оплачивать ремонт из своих средств и только потом собирать их с собственников участков. Вопрос лишь в том, соберет ли, а иначе участникам поможет только суд, который вновь повлечет трату времени и денег. Гораздо разумнее было бы обязать товарищества формировать резервный фонд средств по примеру фонда капитального ремонта, максимально прозрачный и подотчетный для всех участников.

Юристы полагают, что, по сути, ввиду недоработки многих важных моментов, связанных с функционированием и структурой садовых товариществ, многие нормы закона об СНТ продолжат обходиться его членами с помощью различных лазеек и ухищрений. Ведь, если честно признаться, то никто и сейчас не замораживает работу товарищества и принятие решений, не собрав половины собственников и не получив, к примеру, 30 процентов взносов.

Иными словами, государство вновь предлагает жителям решать все вопросы жизнедеятельности хозяйства самостоятельно, давая лишь рамочные установки и условия и предлагая решать все спорные ситуации в суде. Насколько эффективными окажутся новые меры для работы СНТ и как их будут трактовать в каждом конкретном товариществе – пока что большой вопрос.